?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжаю публиковать главы из книги А.Г.Швецкого "Мой Север"

ИСТОРИЯ А/П (АЭРОПОРТА) НАГУРСКАЯ

  

Все кто хоть как-нибудь интересовался историей освоения Арктики, знают о первой - папанинской - экспедиции, о дрейфующей станции "Северный полюс 1". И я уже рассказывал о торжественной встрече гидролога этой экспедиции Петра Петровича Ширшова. Тогда "дядя Петя" подарил мне свою фотографию, к сожалению не сохранившуюся во время войны…

О второй - сомовской экспедиции на полюс в 1950-1951 г. мало кто знал. В тогдашних условиях она была засекречена. А вот дрейфующие станции СП-3, СП-4, высаженные в 1954 г., как и многочисленные последовавшие за ними, стали известны всему миру.

Организация "СП" дело сложное, а в те времена - сложное вдвойне. ЛИ-2, ИЛ-12 и только что появившиеся ИЛ-14 просто не могли бы с этим справиться. Чтобы долететь до полюса и вернуться назад они должны были вместо груза нести дополнительные баки с горючим для обратного полета. Поэтому при планировании новых дрейфующих станций начался поиск промежуточного (запасного) аэродрома на котором можно было бы дозаправиться, переждать непогоду. Вот тут то и вспомнили, что кто-то из пилотов, кажется как раз И.П. Мазурук, как-то садился на вынужденную посадку на Земле Александры - самом западном и втором по величине острове архипелага.

Самый большой остров - "Земля Георга" - расположен восточнее Земли Александры и чем-то напоминает краба. Земля Александры похожа на скобку, а вернее - на запятую, так как расположенный на ее южной оконечности ледяной купол очень велик. В центре острова, среди нагромождений базальтовых скал и "озер" - впадин заполняемых талой водой - есть песчаная коса, которую и решили использовать как посадочную полосу.

Между "Александрой" и "Георгом", в изгибе "запятой" расположена бухта Дежнева.… Тут нужно отвлечься и сказать что с конца прошлого столетия, когда ледовая обстановка в этом районе была очень тяжелой и подобраться к ЗФИ часто мешали льды, произошло некоторое потепление и самая северная и глубокая ветка Гольфстрима согревает этот район настолько, что с запада подойти к нему удается почти всегда и бухта Дежнева стала доступна для арктических судов. Летом 1952 г. в это "внутреннее море" ЗФИ и пришел ледокольный пароход "Дежнев". С судна высадились на шлюпках несколько поисковых групп и направились на разведку - на поиск наиболее удобного места для выгрузки судна.

Рассказывают, что все группы кроме одной вернулись к контрольному сроку. Этой последней группы не было так долго, что уже собирались организовывать поиск, но тут пропавшие появились, причем все были изрядно пьяны… Они обнаружили хорошо замаскированную в прибрежных скалах немецкую базу подводных лодок…

В Арктике ничто не исчезает. Будучи на острове Рудольфа, я находил не только упряжь для пони, на которых экспедиция Циглера безуспешно пыталась добраться до Полюса еще в 1903 г., но и прекрасно сохранившиеся консервы из запасов этой экспедиции. И через год после открытия аэропорта, когда я приехал в Нагурскую, когда база и склад были разобраны и пошли на строительство метеостанции в центре острова у естественного аэродрома, когда уже кажется все разобрали "на сувениры" и команда "Дежнева", и экипажи самолетов, и сами зимовщики, я находил множество следов пребывания немцев на острове и следов их поспешного бегства с него. Да, да, именно бегства. Их снимали самолетом. Судя по следам это был четырех моторный "Кондор". Он сел на очень неудобной площадке среди больших валунов, но не в 15, а в 3-4 километрах от базы. Она ведь была у воды, на берегу бухты. При посадке были повреждены шасси. Колеса и стойки валялись тут же, вместе с остатками грузовых парашютов и огромными надувными мешками, которые использовались как домкраты подложенные под крылья самолета. А по дороге от бывшей базы до этого места я находил разные вещи явно захваченные с собой впопыхах, а потом брошенные. Здесь были и одежда, и спальные мешки, даже упакованная в какую то коробку от приборов медвежья шкура. Когда-то здесь было и оружие - пистолеты, винтовки; но его, естественно, сразу же оприходовали.

На базе было огромное количество ракет, патронов, которые без счета можно было использовать и после моего отъезда из Нагурской. А консервы! Тут были и укупоренный в банки хлеб, и голландская ветчина, и итальянский чернослив, и испанские сардины, - вся Европа кормила фашистов. Кстати, последнюю баночку сардин открыли на мою "отвальную" в марте 1956 г. когда меня из Нагурской перевели на Диксон…

Эта база подводных лодок на Земле Александры объяснила многие загадки времен Отечественной войны в Арктике. Например, немецкие подлодки до 1943 г. просто терроризировали наш Север. Они безнаказанно подплывали к нашим зимовкам, сжигали их, а зимовщиков увозили в плен. Так были уничтожены все зимовки в бассейне Баренцева и Карского морей. Все кроме  зимовки в бухте "Тихая" на острове Гукера. "Папанинская" зимовка на острове Рудольфа была законсервирована из-за невозможности регулярной связи.

"Тихую" немцы не тронули из конспирации и желаемый эффект был достигнут: наши стратеги считали, что немецкие подлодки боятся и не ходят в высокие широты. А они в 180 км от "Тихой" сделали свою базу и успешно использовали ее всю войну. Пилоты, воевавшие на Севере, рассказывали, что всех удивляла точность наведения немецких самолетов на наши цели. А эту точность, по-видимому, обеспечивал пеленг с базы на ЗФИ, где стоял мощный пеленгатор. И возможно немецкий линкор "Граф Шеер", пришедший чтобы расстрелять Диксон и позорно бежавший после залпа трех гаубиц "застрявших" в войну на барже в диксонской бухте, укрылся на этой базе от наших торпедоносцев, которые тщетно искали его на протяжении многих дней.… Этот эпизод - приход Шеера на Диксон - многие знают по известной картине "Бой "Шеера" с "Сибиряковым". Пароход "Сибиряков" с маленькой пушечкой на носу вышел навстречу Шееру - линкору, имевшему такое вооружение, которое позволяло ему плавать без "свиты", и конечно героически погиб после первого же залпа. Но залп гаубиц, невидимых с внешнего рейда, напугал немцев, а об этом, к сожалению, мало кто знает.

Обо всем рассказанном мною вначале - о планах "СП" - к моему приезду не знал никто кроме самого большого начальства. За год прошедший после открытия зимовки кроме метеостанции, о которой я уже упоминал, была построена радиостанция и еще один дом - "гостиница" для экипажей. Дома были сборные щитовые "финские" как их тогда называли. В них же были и жилые комнаты, где к моему приезду жили 18 человек. В каждой комнате была печка типа "голландки" сделанная из двух поставленных друг на друга бочек, выложенных изнутри кирпичом. Кроме метео- и радиорубки, и, конечно, кухни и кают-компании, как торжественно называли столовую, все помещения были и жилыми - по 4 человека в комнате. Только начальник жил один, а я и секретчик (шифровальщик Володя) жили в своих "служебных" помещениях.

К каждому дому был пристроен угольный бункер. Умывальник был один - в коридоре, а туалет, увы, "на свежем воздухе".

Дома, по требованиям "пожарной" и "снежной" безопасности,  стояли "в шеренгу" в 50 метрах друг от друга и в створе посадочной полосы аэродрома. В снежной безопасности я убедился, в пожарной, слава богу - не пришлось. Несколько сбоку, но тоже на изрядном расстоянии стояли баня и склад. И, наконец, в 5 км на юг, опять же в створе посадочной полосы стоял балок с приводной радиостанцией, обеспечивавшей условия для слепой посадки.

Через год мы построили еще один дом и большой склад, а потом дизельную. И вдоль посадочной полосы бочки с соляркой заменили прожекторами.… А в третью (мою) Полярную ночь начали собирать из привезенного бруса двухэтажный дом, который должен был быть вдвое больше четырех наших "финских" щитовых домов вместе взятых. Но до новоселья я не дожил. В начале марта 1956 года меня перевели на Диксон… Интересно, какая она сегодня - Нагурская?

Profile

manvlad
manvlad

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner